ac0fbaff

Степняк-Кравчинский Сергей Михайлович - Подпольная Россия



Сергей Михайлович Степняк-Кравчинский
Подпольная Россия
Комментарии Н.М.Пирумовой, М.И.Перпер
В первый том Сочинений революционера и писателя
С.М.Степняка-Кравчинского вошли два самых заметных из его произведений -
"Россия под властью царей" и "Подпольная Россия". В этих произведениях
прослеживается история русского освободительного движения, истоки
мировоззрения революционеров-народовольцев, а также отдельные судьбы
революционеров 70-80-х годов прошлого столетия.
СОДЕРЖАНИЕ
Вступление
Нигилизм
Пропаганда
Террористы
Революционные профили
Яков Стефанович
Дмитрии Клеменц
Валериан Осинский
Петр Кропоткин
Дмитрий Лизогуб
Геся Гельфман
Вера Засулич
Софья Перовская
Очерки из жизни революционеров
Московский подкоп
I. Отшельники
II. Подкоп
Два побега
Укрыватели
Тайная типография
Поездка в Петербург
Заключение
Комментарии
ВСТУПЛЕНИЕ
НИГИЛИЗМ
I
Слово "нигилизм" было введено в обиход нашего языка, как известно,
покойным И.С.Тургеневым, который окрестил этим именем особое умственное и
нравственное течение, наметившееся среди русской интеллигенции в конце
пятидесятых и начале шестидесятых годов.
Эта кличка не была ни остроумнее, ни вернее множества других,
изобретенных тем же Тургеневым, не говоря уже о Щедрине. Но повезло ей,
можно сказать, поистине не в пример со сверстниками. Из великого, до сих
пор не вполне оцененного романа Тургенева название это быстро перешло в
обыкновенную разговорную речь. Слово "нигилизм" получило право гражданства
сперва как бранная кличка, а потом как гордо принятый ярлык той философской
школы, которая одно время занимала самое видное место в русской
интеллектуальной жизни.
Лет пятнадцать спустя, когда заправский нигилизм совершенно сошел со
сцены в России и был почти забыт, эта кличка вдруг воскресла и стала жить
за границей, где и засела так прочно, что, по-видимому, ее уже ничем не
вытравишь.
Настоящий нигилизм, каким его знали в России, был борьбою за
освобождение мысли от уз всякого рода традиции, шедшей рука об руку с
борьбой за освобождение трудящихся классов от экономического рабства.
В основе этого движения лежал безусловный индивидуализм. Это было
отрицание, во имя личной свободы, всяких стеснений, налагаемых на человека
обществом, семьей, религией. Нигилизм был страстной и здоровой реакцией
против деспотизма не политического, а нравственного, угнетающего личность в
ее частной, интимной жизни.
Надо, однако, сознаться, что наши предшественники, особенно в первое
время, сумели внести в эту совершенно мирную борьбу тот же мятежный дух
протеста и то же одушевление, которые характеризуют позднейшее движение.
Период этот заслуживает, чтобы сказать о нем несколько слов, так как он
является своего рода прологом в той великой драме, которая разыгралась
впоследствии.
Первая битва была дана на почве религии. Но тут она не была ни
продолжительна, ни упорна. Победа досталась сразу, так как нет ни одной
страны в мире, где бы религия имела так мало корней в среде образованных
слоев общества, как в России. Прошлое поколение держалось с грехом пополам
церкви, больше из приличия, чем по убеждению. Но лишь только фаланга
молодых писателей, вооруженных данными естественных наук и положительной
философии, полных таланта, огня и жажды прозелитизма, двинулась на приступ,
христианство пало, подобно старому, полуразвалившемуся зданию, которое
держится только потому, что никому не вздумалось напереть на него плечом.
Пропаганда материализма велась двумя путями, в



Назад